Бегом из Москвы в Хартум

Путешествовать мне всегда было интересно, а когда еще своими ногами территориями новых стран, ... Так что, узнав о подготовке нового проекта марафона „Москва - Йоханнесбург”, сразу же взялся за активную подготовку к нему. Она включала в себя не только физическую, а прежде всего огромный объем организационной подготовки. Поскольку с 2000 года являясь членом Международной организации „Ассоциация – Международный Сверхмарафон”, стараюсь принимать активное участие во всех мероприятиях Ассоциации и по возможности быть их участником. Кстати, председателем оргкомитета Ассоциации и руководителем всех проектов является наш земляк врач-хирург Эдуард Яковлєв, родившийся в Днепропетровске, а теперь проживает и работает в г.Красногорске Московской области.

Марафон „Москва – Йоханнесбург” был посвящен международному Саммиту „Рио + 10”, который проходил в Южноафриканской республике. Его маршрут был проложен через страны Европы, Ази и Африки и впервые за всю историю Ассоциации мы должны были бежать по странам далекого черного континента. Один перечень стран уже манил себя своей загадочностью и экзотичностью. Было интересно подвергнуть испытанию себя настолько продолжительной ежедневной физической нагрузкой и к тому же в разных климатических условиях. Также большим было желание все увиденное зафиксировать на фотопленку.

 



Вот и день старта. Москва, 12 часов, 2 июля 2002 года после небольшого митинга, установок, пожеланий, концерта и прощания мы побежали в сопровождении автомашин ГАИ прямо из Красной Площади, через весь город, в направления к Белорусской границе. Сначала бежали всей группой, аж за МКАД, километров с 25. Не все знали, что за день к старту возникла проблема. Обломался наш автобус, и после старта еще решался вопрос с его заменой. Но, спустя некоторое время все устроилось и автобус нас догнал. Позади осталась Москва, остались наши коллеги, которые пришли нас провести и пробежали с нами кто сколько смог. Мы побежали дальше эстафетой. Началась напряженная круглосуточная работа по покорению намеченной дистанции.

... Автобус выезжает вперед с отдыхающей после бега группой и на уютной лужайке в лесу у дороги готовит обед. Спустя некоторое время появляется бегун, его сменяет другой. Бег продолжается постоянно, без остановок. Пообедав, снова отправляемся вперед. Вот и первая ночевка. Кто-то бежит, кто-то отдыхает, или в автобусе, или на коврике на траве возле дороги. И так все время, и день, и ночь. Сначала обычные для нас пейзажи, климат, язык людей. Пробежали Брянск. В скором времени Белорусская граница. На границе нас ждет приятный сюрприз: белорусские девчата в национальных костюмах с хлебом-солью, спортсмены, представители власти и СМИ. После небольшого концерта - снова вперед, только уже в сопровождении белорусских бегунов. В Гомеле снова встреча, приветствие Белорусского президента, концерт, наставления и национальная кухня.

... На Украинско-Белорусской границе мы были в ночь на 5 июля. Нас встречают руководители украинского оргкомитета Марафона Ю.Я.Захаров, Ð’.Ð’.Паршиков и мы движемся дальше. Потом Чернигов. Запомнились комары так, что вынуждены были надевать противомоскитные сетки, которые брали для Африки. И вот мы в Киеве, который встретил нас теплой солнечной погодой и культурной программой с концертом ансамбля „Горлица” возле спорткомплекса „Динамо”.

... Далее дорога на Умань и в Молдавию. На Молдавской границе нас ждут и в сопровождении их делегации движемся в столицу – Кишинев. После встреч с мэром города, в Олимпийском комитете и в Министерстве спорта, наконец-то имеем возможность отдохнуть.

... На молдавско-румынской границе возникла непредвиденная проблема. Поскольку у нас была международная команда в составе спортсменов из России, Украины, Белоруссии, Казахстана и Югославии, для граждан из Казахстана румынские пограничники требовали визу, которая оформлялась в Кишиневе и была введена с 1 числа этого месяца.. Пока решали вопрос с поездкой в Кишинев для получения виз казахам, что бы не тратить время на остановку, а именно моя очередь была бежать, я с границы побежал в направлении Бухареста. Небо нахмурилось, начались подъемы на дорогах, уже начало темнеть, становилось немножко страшновато. Через км 20 бега меня догнали коллеги моей группы с нашим легковым авто и подменили. Дорога становилась очень плохая, в особенности это ощущалось ночью, так как ни разметки, ни самой дороги не было видно. Приходилось подсвечивать путь фонариком. Со всей командой и автобусом мы уже встретились за 150 км перед Бухарестом на следующий день в обед. К ночи добежали до Бухареста, где и остановились на отдых.

... На Румыно-Болгарской границе нас ждала большая делегация, хлеб-соль и концертная программа, после которой вкусный ужин в ресторане.
Всю Болгарию прошли в сопровождении болгарских спортсменов, представителей власти и министерства спорта. Никогда раньше не думал, что в Болгарии настолько дружные отношения к Украине и России. Мы по всем городам, на протяжении всего пути были желанными. Радовало и то, что и в языке не возникало проблем. Все нас понимали, да и мы их. Во многих городах есть большое количество памяток, связанных с нашей историей.

... Уже позади города Русэ, Плевен, София, Пловдив, Свиленград и 15 июля мы на Болгарско-Турецкой границе. Пройдя все пограничные формальности, мы в Турции. Через несколько километров перед городом Эдирне во время небольшого технического перерыва стали свидетелями одного приключения. Находясь возле края дороги у всех на глазах внезапно из канавы вылезла большая змея и ухватила немалую ящерицу. Между ними завязалась борьба. Не обращая внимания на наше присутствие (а еще кое-кто палкой хотел отбросить змею, чтобы она выпустила ящерицу), змея закончила поединок в свою пользу, проглотив ящерицу. Вот это Турция, - подумали мы. Правда, больше по всей стране змеи не встречались.

Ð’ Болгарии уже было бежать очень жарко, а в Турции – еще больше.
... В Стамбуле нас встретили с огромным букетом цветов турецкие спортсмены и забрали к себе на ночлег. Довольно пообщавшись и напившись турецкого чая мы снова получили возможность на отдых. Правда, в это время не прерывая бег на дистанции до утра работала группа из 5 спортсменов. Утром их подменила другая группа.

Пройдя мост в Стамбуле – мы на территории Азии. Турецкие спортсмены помогают нам бежать и делят с нами дистанцию до Анкары. Отбежав от моря, мы углубляемся в середину страны. Ð’ городах и поселках много минаретов, которые своими башнями напоминают ракеты. Общаться становится тяжелее. Русский язык встречается очень редко. Хорощо, что один из турецких спортсменов неплохо знает русский. Через него изучаем отдельные слова и предложения. Весь путь нас сопровождают и охраняют полицейские на мотоциклах и автомобилях.

... 17 июля. Теплая встреча в Анкаре, цветы. С большой группой местных бегунов бежим через всю столицу и финишируем на центральном стадионе. Встретили спортсменов и тренеров из бывших советских республик. Они стали для нас гидами по Анкаре на время отдыха.

Пройдя города Анталию, Адана, Искандерун, Османию и другие, мы открыли для себя эту страну. Столько интересного, исторического и старинного! Правда, что-нибудь покупая всегда нужно торговаться и быть внимательным. Даже в банке при обмене денег могут обмануть.
... Вот и Турция позади. На Сирийской границе неожиданно возникла проблема при ее пересечении. Троих из наших участников не пускали на территорию Сирии. Выяснилось, что в связи с арабо-израильским конфликтом в Сирию не пускают граждан Израиля и всех, кто бывал в этой стране, а в Израиль – наоборот. Трое наших участников в 2000 году принимали участие в марафоне Иерусалим – Москва, поэтому в паспорте имели израильские визы. Это и стало мотивом отказа им в сирийской визе. Но, связавшись с Дамаском, за полдня эта проблема была решена и мы побежали в сопровождении сирийских военных мотоциклистов в город Латакию. Жители сирийских поселков, через которые мы пробегали, были очень пораженными увиденным, но радушными.

Дале из порта Латакия, минуя Израиль, мы должны были на пароме попасть в египетскую Александрию, то есть на Африканский континент. Но здесь снова возникла проблема, связанная с терактами 11 сентября 2001 года: отменили все паромы, это была своего рода экономическая блокада арабских стран. Наш маршрут необходимо было менять, на что потрачено было много времени.

Таким образом, решив визовые вопросы, дальше мы пошли вперед через всю Сирию и Иорданию. Ð’ этих странах много архитектурных памятников культуры и религии, но, к сожалению, нет времени на ознакомление с ними. Где-то далеко справа остаются Голландские высоты, Мертвое море. Прошли столичные города Дамаск и Амман. Ð’ городе Акаба (Иордания), что находится на побережье залива Красного моря, рядом с Израилем, мы сели на паром и за несколько часов уже были на Синайском полуострове в городе Нювейба, то есть в Египте. Снова новые люди, новые лица, традиции, природа. Но это еще не Африка. Относительно природы, то весь Синай – это горы, камень и песок. Зелени совсем нет. Из животных встречали только верблюдов и ишаков. А вот в курортных местах на побережье Красного моря – созданные руками человека экзотические оазисы. Ð’ особенности на фоне всего Синая поражает своей роскошностью и фантастичностью город Шарм-Эль-Шейх. Что могут руки человеческие!

... В городе Суэц мы пересекли Суэцкий канал и вот в конце концов долгожданная Африка. Следует отметить, что египтяне нашу программу организовали очень интересно, с посещаемостью всех исторических мест на маршруте. В дороге и в городах мы встречали очень много полицейских заслонов. Почти все вооруженные автоматами Калашникова, но как оказалось - это туристическая полиция, которая заботится о безопасности туристов, так как туризму в Египте придают большое значение. При фотографировании людей, они, как правило, всегда соглашаются позировать, но потом сразу требуют плату. В дальнейшем старался иметь при себе мелкие купюры для подобных случаев.

... В красивом и зеленом городе Кена мы впервые увидели главную водную артерию Египта - Нил. Далее, до конца Египта, наш путь проходил рядом с Нилом. Нил - это жизнь, земледелие, финиковые пальмы, деревья манго и прочие. Почти все человеческие поселения рядом с рекой. В древнем Луксоре на берегу Нила много старинных архитектурных сооружений. Трудно поверить, что тысячи лет назад возможно было строить такие величественные храмы. Гуляя среди этих колонн, чувствуешь, насколько человек мал и слаб среди этого величия и насколько он силен и могуществен. Это же все построено людьми! Рядом с Луксором небольшие горы в которых добывали камни для пирамид. Огромные цельные глыбы квадратной формы высекали из породы и доставали из нутра гор! Внутри мы бродили просторными коридорами, по огромным залам, оставшимися после изъятия оттуда глыб камней. Затем эти камни по Нилу доставляли в Гизу, где строили пирамиды фараонов.

... В городе Асуан построенная с помощью Советского Союза огромная плотина, перед которой разлив Нила достигает десятков километров. Возле этого города мы посетили древние Фивы. В связи с разливом реки огромные архитектурные каменные сооружения, чтобы их не затопило, были перевезены на более высокие места, а потому часть из них находится отныне на островах.
... Из Асуана единственный путь к Судану – это на корабле вверх Нилом, чем мы и воспользовались. Прощание с египетскими друзьями было теплым: со времен недалекого исторического прошлого, у египтян только хорошие воспоминания о наших людях. Далее - сутки хода на корабле – и мы в портовом городке Вади Хальфа, на территории Судана.

На границе всем, у кого были видеокамеры, сделали отметки в паспортах. А у меня, увидев обычный бинокль, сначала его отобрали, но после его тщательного рассматривания, а также после консультации со всеми военнами в погонах и после моего негодования, все таки вернули, при этом записав в мой паспорт номер этого оптического прибора.
Конечно, тяжело назвать то, что мы увидели, городом в нашем обычном понимании этого слова. Вокруг один песок, камень, полное отсутствие травы и жара. Пальмы и другая зелень растут только рядом с Нилом или на территориях более или менее зажиточных суданцев, так как все насаженное требует тщательного ухода и поливания водой. Жилые и другие общественные постройки совсем отличаются от тех, которые мы привыкли видеть. Это все напоминает или руины, или какое-то средневековье. Дороги и улицы – это направления или вся равнинная поверхностность: где хочешь, там и едешь. Наиболее распространенный и доступный вид транспорта – это ишаки с небольшими тележками. Много легковых грузовиков „тойот”. Дождя, со слов представителей местной власти, здесь не было более как 20 лет. И мы, с их же слов, были первыми из нашей страны, кто прибыл в их город официально, а потому нас принимали очень гостеприимно.

Я знал из СМИ, что Судан - бедная страна, но не представлял, что настолько. Между тем мне это все нравилось, так как было своеобразно и экзотично.
На следующий день после утренней пробежки мы осматривали новый городок. С восходом солнца все просыпалось. Рождение нового дня, восход солнца всегда очень интересны и неповторимы, непохожи каждый день и тем более в новых местах. Я всегда с удовольствием наблюдаю за этими явлениями и пытаюсь их запечатлеть на фотографиях.

 


Люди куда-то ходили, ехали на своих ишаках. В разливе Нила рыбаки ловили рыбу и все по своему были счастливы. Сначала я весьма осторожно пытался фотографировать, не зная, какова будет реакция, помня, что в Судане действует военный режим. Потом, увидев, что люди приветливые, я посмелел, и тут же чуть не был наказан. После фотографирования мальчика на ишачей повозке ко мне прицепился какой-то военный, внезапно возникнув неизвестно откуда, и попытался отобрать фотоаппарат. Я, улыбаясь и объясняя свою суть, подарил ему значок марафонца. Своим запасом английских слов что-то говорил о мире и дружбе, лишь бы не молчать, после чего военный немного подобрел. Сразу же, пожав ему руку, поспешил уйти прочь. После этого случая в одиночку старался не ходить, а с кем нибудь из своих коллег.
Вечером наш маршрут продолжался у глубь Судана – нужно было пройти через Нубийскую пустыню. Так как не решился вопрос с транспортом и сопровождением, мы вынуждены были часть пути проехать поездом. Потом мы поняли, почему нам не давали транспорт и сопровождение через пустыню. Двое суток в переполненном поезде из позапрошлого века, который в лучшем случае двигался с скоростью не более 20 км в час, сквозь жару и пыльные бури – это уже было что-то похожее на екстрим! А еще без возможности пополнения запасов питьевой воды. Пылью покрывалось все, поэтому лицо закрывали влажными платками, что бы хоть как то защититься от нее при дыхании. Зато были сюжеты для фото. Люди улыбались, увидев, что их фотографируют. Если поезд проходил через какие-то поселения, их жители выходили со своих домов посмотреть, так как он проходил здесь раз в одну-две недели. Другого пути здесь просто не было, только возможное сафари. Среди дня вдали пустыни иногда внезапно появлялись экзотические оазисы с водой и зеленью. Казалось, будто все это было не далеко. Но ... это были всего лишь миражи, вызванные жарой.

После Нубийской пустыни мы снова вышли на берег Нила, и дальше наш путь проходил рядом с этой рекой. Финиковые пальмы не давали возможности умереть от голода ни нам, ни нубийцам. Воду местные люди пьют прямо из Нила. Это очень неприятное зрелище, так как вода грязная и мутная. В особенности ужасно видеть это, когда такую воду пьют маленькие дети.
Ð’ конце концов, через двое суток нелегкого пути, мы в – Хартуме, столице Судана. Этот город находится в центре страны, где сливаются Голубой и Белый Нил. Вода в обоих Нилах очень грязная, а поэтому в названиях „голубой” и „белый” совсем ничего нет от значения этих слов. Ð’ городе воздух весьма запылен, мелкие частички пыли въедаются в тело и ощущаются легкими. Очистив еле-еле фототехнику от нубийской пыли приходилось ее постоянно заворачивать в полиэтиленовую пленку. Тем не менее мой Никон 90 всеравно заклинил и как на зло в городе и на интересном сюжете.

Дале мы должны были двигаться в направления Эфиопии. Уже намечен был день старта, культурная программа и сопровождение, но ... внезапно изменилась военно-политическая ситуация на юге Судана. Все отменилось. В связи с гражданской войной на юге суданцы отказались нас дальше сопровождать, так как не могли гарантировать безопасность. Мы на неделю до решения проблемы остановились в Хартуме.
Затем, в связи с задержкой, нас переселили на территорию частного владения, которое располагалось вблизи поселка Собо в финиковой и манговой роще на берегу Голубого Нила. Рядом вдоль Нила располагались поселки местных крестьян. Наше появление всегда вызывало массовый интерес у местных жителей, особенно у детей. Ð’ один из дней я собрался поснимать быт и портреты людей. Еще до подхода к их поселению, ко мне навстречу уже начали подбегать дети. Сначала осторожно, издали они смотрели на меня, а я на них. Потом, дети, посмелев, начали подходить ко мне фотографироваться. Постепенно их сбежалось много, подошли так же их родители. Лица у всех были веселые, жизнерадостные, дети выскакивали друг перед другом вперед, пытаясь быть сфотографированными. Я не заметил, как откуда-то подъехала Тойота. Из нее выскочили трое мужчин, и, схватив меня с двух сторон, пытались отобрать аппаратуру и затащить меня в машину. Мне удалось сначала вырваться, отскочить в сторону, на что один из них угрожающе взялся за пистолет на боку. Я старался объяснить им, что ничего плохого не делаю, даже местные жители за меня вступились, но это не помогало. Меня под угрозой оружия затолкали в машину и отвезли в полицейский или какой-то военный участок, рядом с которым была настоящая тюрьма с вышками и вооруженными людьми на них. Хорошо, что этот участок недалеко оказался. Там, после некоторого времени разбирательств, вернее словесно-эмоциональной перепалки, на что они отвечали «no english!», меня вынудили отдать отснятую пленку. Даже вынуть ее из фотоаппарата. Только после этого меня отпустили. Но все же, некоторые кадры у меня все равно остались.