Mарафон с фотокамерой от Парижа до Сиднея

Меня всегда привлекали и привлекают места далекие и неизвестные, и чем дальше, тем больше. Привыкшие каждодневному взору уголки природы, города, улочки, лица людей, становятся как бы повседневными, обычными, обыденными и на первый взгляд не интересными. А, попадая в новое, а если еще и очень далекое место, на другую часть земли, само это нахождение уже вызывает прилив творческой энергии, поиска новых необычных уголков природы, взглядов людей, очертаний городов. Творческое настроение становится как бы в приподнятом состоянии и начинается поиск новых сюжетов (не зря же я сюда попал и не уеду же я отсюда с пустыми руками).

В 2000 году, принимая участие в международном сверхмарафоне Париж-Москва-Сидней, мне посчастливилось побывать в ряде стран. Мы пробежали в прямом смысле этого слова пол земли. Главной целью Марафона было пронести Огонь Мира, зажженный в Храме у Гроба Господня в Рождество 2000 года, через страны, по которым был проложен маршрут, и финишировать в Сиднее перед открытием Олимпийских Игр. Целями марафона были также пропаганда здорового образа жизни, нет наркотикам, сбор подписей всех людей доброй воли под Меморандумом Мира. На протяжении всего маршрута нас встречали тысячи людей: это были незабываемые и неподдельные улыбки на лицах людей, это был их и наш восторг и мы понимали друг друга, несмотря на разные языки. Кроме того, день за днем сменялись природные пейзажи, очертания городов, даже климатические условия менялись. Несмотря на все трудности круглосуточного бега, несмотря на физическую усталость, не было ни у кого из членов команды душевной усталости, не было никакого сожаления.

 



Ð’ промежутках, свободных от бега, я занимался своим любимым делом: снимал все, что было интересно глазу и душе с чувством, что завтра я уже буду в совершенно другом месте и меня будет окружать все другое. На каждом этапе маршрута, в каждой стране, городе, поселке было что-то свое интересное, присущее только этому региону. По-своему были интересны и парижские городские пейзажи, и пейзажи на казахстанской выжженной земле. Но, как только мы реально приблизились к Австралии, Ñ‚.е. к финишу нашего марафона, интерес к этой стране все более проявлялся. И вот, наконец, она, долгожданная, страна далекая и экзотичная - Австралия. Прибыли мы туда в начале октября, а там – весна, все начинает цвести многообразием красок экзотичных цветов и других растений.

Знакомство с Австралией началось с олимпийского города Сидней, который сразу же поразил своей красотой и необычностью и днем, и ночью. После решения всех организационных вопросов и завершения пробега (в Австралии мы бежали от г.Ньюкастл до Сиднея) у нас оставалось достаточное количество свободного времени, которое мы все с удовольствием тратили на обзор местных достопримечательностей. Пленки с собой я взял вроде бы достаточное количество, но все равно ее не хватало, а покупать там, это значительно дороже, чем в Москве. Поэтому, отправляясь в такие далекие путешествия, даже если это и цивилизованные страны, надо тщательно готовить свою фотографическую провизию. На что потратить деньги там - найдется.

Остановились мы в русских семьях по несколько человек (всего нас было 9 человек) и приняли нас с нашим, русским гостеприимством. Русские австралийцы стали нам хорошими гидами, знакомя нас с достопримечательностями Сиднея и Австралии.
Вид на г. Сидней с моста Харбор Бридж не перепутаешь ни с каким другим городом: здание знаменитой оперы Хауз на фоне высотных построек Сити на берегу тихоокеанского залива (см.фото ).
В городе много мощных экзотичных деревьев, которые придают городским пейзажам своеобразность и оригинальность (см.фото Пейзаж с деревом, Дерево-бутылка).
Следует также сказать, что город Сидней очень интересный ночью: много света, высотные здания и их отражения в океанской воде (см. фото).

Очень интересно смотрится ночью здание Оперы Хауз, благодаря необычности архитектурного решения (в форме морской ракушки) и освещения (см.фото ).

Вообще, на мой взгляд, чтобы сделать удачную пейзажную работу (да в принципе и в любом жанре фотографии) необходимо чтобы совпало три состояния: состояние души художника, состояние природы или объекта съемки и состояние воздуха, атмосферы. А в данном случае не всегда получалось уловить состояние воздуха из-за яркого, высоко стоящего солнца. Но, художник, находясь в творческом состоянии, в азарте, становится ближе к пониманию природы. Он становится способным увидеть и выделить момент природы, вступает как бы в творческий союз с природой и увиденное (подсмотренное), выделенное им, дает возможность увидеть зрителю.

Знакомство с городом продолжалось каждый день, и каждый день был по своему особенным найденными сюжетами. Правда, найти интересные сюжеты с людьми, аборигенами было не так-то просто. Аборигены в основном живут в глубь страны и в городах в своем аборигенском виде появляются не так часто, но появление их вызывает массовый интерес всех гостей Австралии.

Следует отметить, что вначале я очень осторожно пытался снимать примечательные лица и только с длиннофокусной оптикой, так как не знал какова будет реакция снимаемых. Но вскоре заметил, что никакой агрессии в отношении фотографов не возникает Снимая людей, зарабатывающих своим внешним видом и поведением на улицах города, приходилось давать им долларовую монетку, получая взамен благодарную улыбку и как бы право на фотосъемку (См.фото: Китаянка на улице Сиднея, Живая египетская статуя на фоне моста Харбор Бридж).

Аборигены, как правило, появлялись в городе со своими оригинальными музыкальными инструментами и в своем аборигенском макияже (см.фото Абориген).

 


Поскольку мы были в Сиднее во время Олимпийских игр, в городе было очень много туристов с разных далеких стран, что также вызывало массовый интерес. Особенно много интересных лиц мне удалось увидеть на закрытии олимпийских игр. Сама атмосфера на олимпийском стадионе была настолько дружелюбной, восторженной, праздничной, что, мне кажется никакими словами этого не передать. Надо там быть, видеть это и чувствовать. (См.фото. Счастливый зритель-австралиец с наклейками на лице, Два восторженных африканца с Бенина). Даже спортсмены-инвалиды были в эти минуты на стадионе радостными и счастливыми, несмотря на свою физическую ограниченнность (см.фото Интервью после финиша ).

 



Кроме Сиднея мне также удалось побывать несколько дней в Мельбурне и В Ньюкастле. В Мельбурне (примерно 800 км от Сиднея и южнее) уже чуть-чуть прохладнее и цвет воды в океане совершенно другой, что видно на фотографиях. (См.фото Старый причал в Мельбурне, Ночной Мельбурн с пальмами).

Недалеко от Ньюкастла, где мы бежали, рядом с океаном начались песчаные дюны с песчаными холмами. Песок был настолько горяч, что босому невозможно было стоять. (см. фото Бег в песчаных дюнах).
Камни на берегу океана, тысячелетиями штурмуемые океанской водой и обжигаемые горячими солнечными лучами, создают прекрасные каменные пейзажи. (см.фото) X

Все пейзажные работы были сделаны далеко от городов во время загородных экскурсий и на побережье Тихого океана. Вообще, вся окружающая города природа, это сплошные национальные парки, которые охраняются государством и в которых сохраняется первозданный вид. В этих парках бегают кенгуру и страусы, очень много разных птиц.

Одним из путешествий в глубь Австралии была поездка в Голубые горы. Такое название они получили, так как леса в горах в основном эвкалиптовые и во время жаркой погоды испарение эвкалиптового масла придает голубизну воздуха в горах. (см.фото “Голубые горы”).

Лес в южной части Австралии, там где мне удалось побывать (несколько сот километров от Сиднея и от океана) в основном состоит из разновидностей эвкалипта и лесные пейзажи довольно своеобразные и экзотичные. (см фото).

В городе также много различных парков с экзотичными растениями, цветами (см.фото Цветок варата ), кактусами, пальмами, коалами, гуляющими свободно, кенгуру и другими не кусающимися животными и птицами, которых можно даже потрогать. (см. фото Австралийская коала ). Одним словом, снимать есть что и удовольствие от этого огромное.

Во время путешествия я брал с собой свой весь фотографический арсенал: Никон Ф90Х, оптику 35-70/3.3-4.5, 70-300/4.5-5.6 и красногорский фишай 16/2.8. Все съемки сделаны на пленку Кодак профото 100,400, а также часть на пленку Фуджи Суперия 100, 200.

Александр Харват, г.Ровно

 

Фото здесь